Программа реабилитации пациентов с болезнью Паркинсона — 6900 рублей.

Что общего у Сальвадора Дали, Гафта, Зайцева и Папы Римского?

Болезнь Паркинсона не щадит никого: ни звезд, ни министров, ни дворников…

Кандидат медицинских наук Азамат Байтимеров имеет довольно редкую для врача-невролога специализацию – он паркинсонолог. Азамат Рамзович, можно сказать, главный специалист в этой области в республике. Мы решили поговорить с ним об особенностях данного заболевания, методах лечения и обсудить, насколько болезнь распространена в Башкортостане по сравнению с другими регионами страны.

– Азамат Рамзович, как проявляется болезнь Паркинсона?

– Врач, ставящий диагноз «болезнь Паркинсона», обязательно должен выявить у пациента симптом гипокинезии. Он характеризуется замедленностью движений, скованностью, невозможностью быстро ходить. У человека уменьшается мимическая реакция, лицо становится похожим на маску. Достаточно часто можно заметить дрожание рук или ног. Но это не основной признак!

Дрожание не всегда связано с болезнью Паркинсона, и поэтому нужна дифференциальная диагностика других заболеваний. К примеру, при инсульте, так же, как и при болезни Паркинсона, наблюдается четкая асимметрия симптомов. Это когда проблема в руках или ногах больше выражена справа или слева. Однако важно понимать, что при инсульте проблема возникает внезапно, в течение одного часа или дня, а при болезни Паркинсона может развиваться долго, месяцами или даже годами. Поэтому в диагностике этого заболевания крайне важны клинический опыт и мышление врача!

Азамат Байтимеров ведет прием

Азамат Байтимеров ведет прием

– СМИ пишут, что болезнью Паркинсона заболевают все чаще, а к 2040 году вообще ожидается ее эпидемия.

– Да, такое предположение есть, и оно небезосновательно. Понятно, что эта эпидемия не похожа на ежегодную эпидемию гриппа. Появившаяся версия подразумевает нечто взрывное и в то же время постепенное увеличение количества пациентов с такой патологией. На данный прогноз влияют увеличение продолжительности жизни, накопление в человеческой популяции генетических «поломок», ухудшение экологии и многое другое. Сплошных исследований крайне мало из-за сложности их проведения. Поэтому мы можем называть лишь приблизительные цифры.

В мире болезнью Паркинсона страдают более 4 миллионов человек, это около 1% всех людей. В России – приблизительно 200 человек на 100 тысяч населения. По статистике заболевание поражает 5% людей преклонного возраста. В Башкортостане количество больных достигает около 5-6 тысяч человек. Много это или мало? Если учесть, что экстрапирамидными заболеваниями страдают более 100 тысяч человек, точно не мало. И все они нуждаются в уходе. Поэтому эту цифру можно спокойно умножить на 2-3 и получить средний по численности город с людьми, так или иначе связанными с данной проблемой.

– А кто заболевает чаще – женщины или мужчины?

– Явных различий по половому признаку учеными не выявлено. Эти данные указаны и в мировой научной литературе, и в моей диссертации, и в работах моих коллег. Болезнью Паркинсона страдают и министры, и дворники, люди умственного и физического труда. Среди них есть такие известные люди, как Валентин Гафт, Михаил Ульянов, Мохаммед Али, Валентин Зайцев, Майкл Джей Фокс, Сальвадор Дали, Ясир Арафат, Папа Римский и многие другие. К сожалению, от болезни не застрахован никто, более того, она начала «молодеть». Все чаще приходят пациенты в возрасте 35-45 лет. Это феномен всей неврологии и медицины в целом. Полагаю, причина кроется в экологии. Данная проблема не является уникальной для нашего региона, она уже приобрела мировой масштаб.

Валентину Гафту тяжелый диагноз поставили несколько лет назад. Фото: goodhouse.ru

– Так что же делать? Неужели нет мер профилактики?

– Эту проблему изучают многие научные мировые неврологические школы. В монографии академика РАН Угрюмова, в создании которой мне и моим коллегам удалось поучаствовать, описаны возможности превентивной диагностики болезни Паркинсона. Сделана попытка «поймать» болезнь на стадии, когда ее ещё не видно, и никакой самый «великий» ученый не сможет ее диагностировать. В этом направлении нужно развиваться, и чем раньше мы сможем диагностировать болезнь Паркинсона, тем скорее и успешнее сможем начать ее лечить. К сожалению, пока нет специфической профилактики болезни. Но если человек будет вести здоровый образ жизни, чаще бывать на свежем воздухе, активно двигаться, позитивно мыслить, то шансы не заболеть у него заметно повышаются.

– А причина болезни известна?

– Первопричина заболевания, к сожалению, пока неизвестна.

В мировой литературе много говорится о наследственной предрасположенности и различных факторах среды обитания, которые в совокупности могут привести к развитию болезни. Это пестициды, колодезная вода, увеличение концентрации железа в воде и многое другое. Что касается наследственного фактора, то он не велик.

Риск заболеть болезнью Паркинсона у человека, в семье которого были такие родственники, конечно, выше, но ненамного.

– Как возникло желание стать врачом-паркинсонологом?

– Первую диссертацию по экстрапирамидной патологии защитила биолог Ирина Гилязова в 2004 году. Исследования получились очень интересными. Свою диссертацию под названием «Эпидемиологическое и клинико-генетическое изучение болезни Паркинсона в Республике Башкортостан» я защитил в 2007 году. Она стала первой в Башкирии, связанной не только с генетикой, но и клиническими данными. Затем работу продолжила Гульнара Ахмадеева. Нашим общим руководителем стал профессор кафедры неврологии БГМУ, профессор Рим Валеевич Магжанов. Я ему очень благодарен, так же, как и другому научному консультанту, доктору биологических наук Ирине Михайловне Хидиятовой, ведь работа над диссертацией – это очень большой труд.

Будучи клиническим ординатором кафедры неврологии БГМУ, для сбора материала я много ездил по районным и городским больницам, консультировал людей с болезнью Паркинсона, уточнял списки пациентов. На чем только не передвигался, ночевал в палатах, ординаторских. Благо, тогда был молодой, неженатый, мне все было интересно. Эти командировки мне очень помогли не только как врачу, но и как организатору в области здравоохранения.

– Правда ли, что с годами симптомы болезни Паркинсона усугубляются и их можно лишь ее приостановить?

– Болезнь Паркинсона – не приговор! Да, есть некоторые формы заболевания, с которыми крайне сложно бороться, но их не так много. С появлением современных лекарств можно говорить об отсутствии влияния этой болезни на продолжительность жизни. Больше вопросов возникает к качеству жизни. Но на это влияют многие факторы, не зависящие ни от доктора, ни от пациента. К нам в Республиканский центр болезни Паркинсона приходят много пациентов, которые впервые были у меня на приеме лет 10-15 назад. Но нужно учесть, что до постановки диагноза ушло еще 2-3 года.

Фото: gurutest.ru

Конечно, пациент надеется на полное излечение. К сожалению, ни одно медицинское вмешательство не может полностью излечить эту болезнь. Но и в неврологии, и в других областях есть масса болезней, которые полностью не излечиваются. Это атеросклероз, остеохондроз, гипертония, сахарный диабет и многое другое. Поэтому важно, чтобы пациент научился с ней жить и контролировать болезнь с помощью медицины. Я видел много практически здоровых людей, но их психоэмоциональное состояние не позволяет им нормально работать. У них часто возникает апатия, депрессия. И наоборот, некоторые пациенты с серьезными проблемами чувствуют себя нормально благодаря позитивному настрою.

– Как Вы относитесь к появлению новых методик, от которых разрывается интернет?

– Да, рассказывают о разных «ноу-хау»: поедание жуков, лечение перекисью водорода, отваром овса, ранк-терапия, называют великих целителей, способных на чудеса… Я отношусь к этому так: если появился новый метод, он должен пройти сертификацию, регистрацию. О нем должны написать серьезные журналы, словом, он должен пройти через сито доказательной медицины. Мне говорят, что это сложно. Но именно в сложности и заключается смысл. Если бы в медицине можно было легко зарегистрировать методику или лекарство, началась бы полная вакханалия. И этим воспользовались бы мошенники. Если изобретатель методики не хочет проходить регистрацию, то нужно честно говорить, что это эксперимент. Тогда у человека будет выбор.

– Так как же лечить эту болезнь?

– Существует специальная медикаментозная терапия, которой нужно пользоваться постоянно, под контролем паркинсонологов, и периодически менять в зависимости от состояния пациента. Препаратов много, некоторые выдаются по льготному списку бесплатно, что-то придется покупать. Лекарства нужно подбирать индивидуально, так как нет одинаковых людей, даже близнецы отличаются друг от друга. На это может уйти не один месяц. Иногда возникают побочные эффекты из-за неправильного приема, высокой дозы… Многие из них легко устраняются и полностью исчезают после прекращения приема лекарства.

Фото: Кирилл Пенкин

Фото: Кирилл Пенкин

– А кроме лекарств есть еще какие-то методики?

– Конечно! Пациентам предлагается магнитная стимуляция, ЛФК, массаж, иглорефлексотерапия, бассейн, физиопроцедуры, скандинавская ходьба, ходьба по линии, психотерапия. Транскраниальную магнитную стимуляцию в Уфе, кстати, применяют только в Республиканском центре болезни Паркинсона. Кроме этого, на определенных стадиях болезни рекомендуется оперативное лечение.

В июне в Уфе планируется открытие центра, где пациенты с дрожанием смогут лечиться фокусированным ультразвуком. Этот центр может стать уникальным не только для нашей республики, но и для всей России, так как подобную методику собирались запустить в Санкт-Петербурге, однако пока их планы остаются лишь планами

Еще одно интересное направление, которое мы разрабатываем, – фармакогенетика. Исходя из того, что у каждого человека собственный уникальный генотип, можно предложить пациенту индивидуальную схему лечения, исходя из его генетических особенностей. В настоящее время наш центр совместно с Институтом биохимии и генетики Уфимского научного центра Российской академии наук активно занимается решением этого вопроса.

– В последнее время врачи начали активно консультировать пациентов, используя возможности Интернета. Вы это практикуете в своей работе?

– Да, как раз этим занимаются в Республиканском центре болезни Паркинсона. Доктора общаются с пациентами в блогах, в Instagram. Действует горячая телефонная линия, на которую можно позвонить и задать любые волнующие вопросы. Кроме этого, мы проводим бесплатные школы для пациентов, где рассказываем о том, что не успели разъяснить на консультации, хотя наши консультации длятся от 30 минут до часа. Мы контактируем практически со всеми ведущими специалистами в этой области неврологии. При необходимости направляем к ним на консультацию в случае сложной диагностики или на оперативное лечение.

Центр принимает участие в клинических исследованиях по применению тех или иных препаратов. Пациенты, участвующие в исследованиях, получают лекарства бесплатно. Помимо основных докторов, которых мы подготовили, обучение по паркинсонологии прошли еще четыре врача. Одна из них продолжает обучение в Китае. Хочется добавить, что докторов мы обучали не зря. Уже совсем скоро у центра появятся три филиала: в Стерлитамаке, Нефтекамске, Октябрьском. Четвертый мы уже практически открыли в санатории «Якты-Куль». Так что теперь у наших пациентов появилась возможность и специализированного санаторного лечения.

Санаторий "Якты-Куль". Фото: proftur74.ru

Санаторий «Якты-Куль». Фото: proftur74.ru

– Что Вы можете пожелать нашим читателям?

– Прежде всего, здоровья! Позитивного отношения к жизни, несмотря на все проблемы. Потому что стресс, хоть он и не является причиной болезни Паркинсона, может запустить процесс ее развития. И если вдруг кто-то из врачей предположит подобный диагноз, можно с уверенностью сказать, что болезнь Паркинсона – не приговор! И в нашей республике есть медучреждение и врачи, готовые помочь в борьбе с этим недугом.

Поделиться: